Категории
Центры поддержки журналистов
Поиск
Облако тегов
Самое популярное
Архив новостей

Венский вояж Ертысбаева

Едва Министерство культуры и информации возглавил Ермухамет ЕРТЫСБАЕВ, началось особо интенсивное ужесточение законодательства в сфере массмедиа. Лето-2006 запомнилось журналистам «поправками Ертысбаева», усложняющими регистрацию. Осенью журналисты получили как оплеуху заключение правительства на законопроект «О СМИ», подготовленный рядом НПО. Потом были министерские попытки лицензировать типографии, «упорядочить» казахстанский сегмент Интернета – и все под аккомпанемент нескончаемых рассуждений об информационной и национальной безопасности...

Венский вояж Ертысбаева


Тамара КАЛЕЕВА

И вдруг – поворот на 180 градусов! Министр заговорил о необходимости либерализации законодательства в информационной сфере – либерализации, которой, по наблюдениям «Адил соз», не наблюдалось минимум последние 10 лет. Понятно, конечно, что не только душевное сочувствие к бедствующим журналистам подвигло г-на Ертысбаева заявить о намерении ослабить законодательные путы. Причина гораздо более возвышенная – надо доказать ОБСЕ, что Казахстан достоин возглавить эту организацию. А доказать можно только действиями.
О действиях и тенденциях, достойных ОБСЕ, казахстанский министр культуры и информации докладывал 26 июля в Вене на 678-м заседании Постоянного совета ОБСЕ. А за день до того апробировал свой доклад на встрече с руководителями СМИ и общественными объединениями. Итак, какие же новации, по мнению Ермухамета Ертысбаева, должны вызвать благосклонность западных столпов демократии? Обратимся к тексту его доклада.

Мягко стелет, да жестко спать

«Сейчас на обсуждении в парламенте находится законопроект, содержащий поправки по дальнейшей либерализации действующего законодательства в области регулирования информационной сферы. В целом Министерство культуры и информации поддерживает этот законопроект, но, на наш взгляд, он содержит часть не решенных до конца вопросов. Особенно это касается диффамации».

Итак, хотя министр упорно называет два законопроекта, принятые в работу парламентом прошлого созыва, поправками, но в принципе поддерживает – замечательная новость! Не оспариваем мы и того, что проект не решает все вопросы гарантий свободы слова. Проект – результат компромисса, говорили его разработчики с самого начала.
Результатом компромисса стало и то, что в проекте осталась статья, карающая за посягательство на честь и достоинство президента. Фонд «Адил соз» отстаивал принцип ОБСЕ: клевета и оскорбление должны быть декриминализированы и переведены в разряд гражданских споров, а статьи Уголовного кодекса, предусматривающие повышенную степень защиты высших должностных лиц государства, вообще должны быть убраны. Конституция страны и целый ряд основополагающих международных документов по правам человека провозглашают: все равны перед законом и судом – убеждали мы, помнится соавторов законопроектов. Но – не смогли убедить.

Может, министру окажется по силам то, что не удалось нам? Как он намерен это делать?

«В дальнейшем наше министерство намерено предложить целый ряд поправок. Первое. В настоящее время за клевету, оскорбление, посягательство на честь и достоинство представителя власти законом в нашей стране предусмотрены определенные меры. При этом те же действия, совершенные уже с привлечением СМИ, наказываются еще более сурово. В наших поправках предлагается исключить эту норму в части применительно к СМИ. Также наше ведомство рассматривает возможность объявления на определенный срок моратория на привлечение к уголовной ответственности при возникновении диффамационных конфликтов, ограничившись гражданско-процессуальными мерами воздействия».

Мягкая формулировка «определенные меры» скрывает весьма жесткие санкции: огромные штрафы, исправительные работы, арест, лишение свободы. Что собой реально представляет предложение министра «исключить эту норму в части применительно к СМИ»? Этот вопрос обсуждался на предваряющей выступление в ОБСЕ встрече с журналистами и общественными организациями. Грамотнее всех обосновал возражения юрист Конгресса журналистов Казахстана Канат САХАРИЯНОВ:

- Я боюсь, что, следуя этой логике, вы не добьетесь той цели, которую преследуете. Если мы рассмотрим статью «Клевета и оскорбление», то в пункте 1 указана диспозиция, то есть за клевету налагается уголовная ответственность. А во втором пункте, который вы предлагаете исключить, указывается усиление ответственности этого лица, если клевета осуществляется с использованием СМИ. Исключив квалифицирующий состав преступления, пункт 2, мы в любом случае оставляем норму пункта 1, в котором написано, что за клевету налагается уголовная ответственность. Просто в будущем журналистов точно так же будут привлекать за клевету, однако налагаться будут чуть меньшие санкции, чем это предусмотрено сейчас в пункте 2 данной статьи. Поэтому если мы речь ведем об исключении уголовной ответственности за клевету и оскорбление, то, конечно, надо исключать статьи полностью.

Добавим, что проблема не только в размере наказания. Журналист, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, долгие годы будет именоваться «судимым». То есть он не сможет баллотироваться в представительные органы власти, не сможет посетить страны, куда «уголовников» не пускают. А многие ли собственники СМИ возьмут на работу журналиста, который в графе анкеты «имеете ли судимости» ставит «да»?

А уж «мораторий на привлечение к уголовной ответственности при возникновении диффамационных конфликтов» – это вообще вне системы права. Так же, как и «гражданско-процессуальные меры воздействия».

«Подарки» от Ертысбаева

Какие же поправки намерен предлагать новому Мажилису министр?

«Второе. В настоящее время мы разрабатываем конкретные правовые механизмы по недопущению концентрации СМИ в одних руках. Другими словами, мы движемся по пути демонополизации СМИ».

Демонополизация СМИ для Казахстана очень актуальна. И правовые механизмы, препятствующие монополизации, давно известны, их общий принцип: одно (или два) СМИ – в одни руки (то есть физическому или юридическому лицу). Такой механизм закладывал покойный Алтынбек САРСЕНБАЕВ в своем законопроекте «О гарантиях свободы слова». Почему же нынешний министр информации второй год только проклинает монополию в СМИ и обещает с ней покончить? Видимо, проблема в том, что предотвратить создание новых монополий достаточно легко, а вот как разрушить существующие?

Национализировать? Большевизмом попахивает. Заставить продать? Как, при отсутствии антитрестового законодательства?

Еще один «подарок» журналистам и ОБСЕ:

«Третье. По прямой рекомендации ОБСЕ мы вносим поправки, касающиеся недопустимости раскрытия судом источника информации на любом основании. Журналист сохраняет профессиональную тайну в отношении вышеназванного источника. Право на анонимность может быть нарушено лишь в исключительных случаях, по аналогии с принятыми мировыми стандартами. Кроме того, мы исключаем норму, касающуюся обязанности журналиста всегда публиковать достоверные сведения, уважать законные права и интересы физических и юридических лиц».

Что-то не припомню я таких прямых рекомендаций ОБСЕ. Рекомендация не дублировать в законе о СМИ норму Конституции, обязывающую предоставлять человеку всю информацию, касающуюся его личных прав, – да, такая была. Была и рекомендация изменить формулировку того же закона об обязательности обнародования источника информации по требованию суда. Но обнародование, предполагающее широкое оглашение, и раскрытие – не совсем одно и то же. Есть источники, сообщающие о террористических актах, об убийствах и других тяжких преступлениях, разве не обязан журналист сообщить – но не обнародовать! – откуда он взял эту информацию?
Исключить из закона нормы об обязанностях журналиста публиковать достоверные сведения – почему бы и нет? Слух западных демократов это намерение наверняка услаждает, а для казахстанских журналистов не меняет ничего, потому что ответственность за публикацию недостоверных сведений и Уголовный, и Гражданский кодексы страны по-прежнему отвешивают полной мерой.

В законопроекте о СМИ, принятом в работу последним парламентом, заложена европейская норма о том, что журналист освобождается от ответственности за публикацию недостоверных сведений, если он действовал добросовестно и в интересах общества. Вот это предложение действительно может изменить ситуацию. Только кому ж из наших депутатов и чиновников оно придется по душе?

«Четвертое. Отменить регистрацию для электронных СМИ».

Из той же оперы – красиво звучит, но ничего не меняет. Почему бы и не отменить, ведь радио и телевидение и без того крепко-накрепко повязаны властью путами лицензии, конкурсом на право наземного вещания, конкурсом на получение радиочастот, а кроме того, как и печатные СМИ, – проверками санэпидстанции, пожарных, мониторингами того же Министерства культуры и информации, Генеральной прокуратуры, Комитета национальной безопасности, плановыми, внеплановыми и рейдовыми проверками, введенными, кстати, в закон о СМИ уже в бытность господина Ертысбаева министром культуры и информации...

Мы хартию не подписывали!

Но настоящий шок у меня вызвало следующее сообщение господина министра на заседании в Вене:

- Я хотел бы особо поблагодарить посла, главу Центра ОБСЕ в Алматы г-на Ивара Викки и представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ г-на Миклоша Харашти, а также Международный фонд защиты свободы слова «Адил соз» за подготовку и организацию семинаров, заседаний «круглых столов» по вопросам саморегуляции и корректности СМИ, проведенных в Казахстане в этом году. Эта огромная работа позволила на днях руководителям СМИ и НПО подписать Хартию о приверженности этическим нормам в освещении выборных кампаний. Целью этого документа является обеспечение средствами массовой информации адекватного, полного и достоверного информирования казахстанцев об избирательном процессе в период выборов, а также деятельности партий и кандидатов. Мы понимаем, что государство должно способствовать инициативам саморегулирования СМИ как альтернативной форме по упорядочиванию данной сферы в целом. В этом разрезе мы ставим перед собой задачу всемерно способствовать разработке национального кодекса профессиональной этики журналистов, который будет основываться на общечеловеческих этических принципах.

…Конечно, благодарность министра, да еще перед участниками Постоянного совета ОБСЕ – большая честь. Но фонд «Адил соз» никогда не организовывал никаких семинаров и «круглых столов» по саморегуляции журналистского сообщества. Корректность, точнее, политкорректность – да, такое было. А в том, что касается саморегуляции, мы считаем – время приступать к ней еще не пришло.

Кодексы этики востребованы, когда нет закона о СМИ, нет министерства информации, которое, конечно, не судит, не закрывает СМИ, но подает непременно удовлетворяемые судами иски с требованием закрытия, и контролирует, предписывает, а вместе с ним и еще куча других органов.
И на том «круглом столе», на котором подписывалась пресловутая Хартия о приверженности этическим нормам, мы ее не подписали, а заявили: когда журналист всецело зависим, всякие хартии, кодексы, декларации о нравственности, особенно национального масштаба, имеют тот же эффект, что и незабвенный Моральный кодекс строителя коммунизма – эффект декорации и фальши.

Впрочем, тема дискуссионная, не случайно представитель ОБСЕ по свободе слова планирует очередную центральноазиатскую конференцию, которая должна состояться в Душанбе в ноябре этого года, посвятить именно проблемам саморегуляции. Хотя в целом хорошо уже то, что в преддверии решения вопроса о председательстве Казахстана в ОБСЕ министр культуры и информации сменил лексику и заговорил о либерализации законодательства в отношении СМИ – вместо апелляции к заботе об информационной и национальной безопасности. Глядишь, осенью действительно какие-то послабления для свободы слова будут. Если мы все, конечно, очень постараемся и не допустим декларативных изменений вместо реальных.
  • Опубликовано: admin
  • 28-04-2015, 21:31
Комментарии (0)
Комментарии

Информация

Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 35 дней со дня публикации.