Категории
Центры поддержки журналистов
Поиск
Облако тегов
Самое популярное
Архив новостей

«Звезда судьбы моей…»

За газетной строкой обычно остаются судьбы людей, которые летопишут историю.


Так называется юбилейное издание, увидевшее свет в канун 90-летия павлодарской областной газеты «Звезда Прииртышья».

Наталья КУПРИНА, Обозрение недели (г. Павлодар)

К сожалению, книга издана небольшим тиражом, всего 500 экземпляров, и рядовой постоянный читатель областной газеты никогда не будет держать ее в руках. Эта книга, по заявлению авторов, «попытка газетной строкой представить…историю нашего сложного противоречивого времени». А что остается за газетной строкой? За газетной строкой обычно остаются судьбы людей, которые летопишут историю.

Обычно в юбилей принято подводить итоги, отмечать действующих сотрудников, чествовать ветеранов, вспоминать "славные вехи большого пути" - обо всем этом и планировалось парадное интервью с главным редактором старейшего в области издания. Но получилось все несколько по-другому. "Звезда судьбы моей…" Так, на мой взгляд, вполне уместно озаглавить и некий пересказ нашей беседы с Юрием Дмитриевичем Поминовым, которая случилась на "юбилейной" неделе.

О себе

В своей газете Юрий Дмитриевич работает уже более тридцати лет. Это значит, что одна треть истории издания непосредственно связана с его собственной историей. В сентябре в газете будет еще один юбилей - двадцать лет, как Поминов назначен главным редактором.

- Я не главный редактор, - с улыбкой говорит Ю.Д., - а просто редактор, кстати, единственный в Казахстане "просто".

И затем без всякого перехода серьезно продолжает:

- В том, что ты работаешь много лет на одном месте, есть и плюсы, и минусы. Плюсы очевидные: тебя невозможно провести, ты всё и всех знаешь, тебя все знают. А минусы? Некоторые из сегодняшних моих подчиненных помнят меня практикантом, а я вынужден ими руководить, указывать им на какие-то недоработки, а иногда и наказывать. Психологически это довольно тяжело.

- Но вы за двадцать лет разве не привыкли указывать на доработки подчиненным?

- Нет, я не из тех людей, которые упиваются властью. Для меня власть - скорее как обуза. В идеале, я бы не хотел никем руководить, я бы хотел руководить только собой. И чем больше я живу, тем больше склоняюсь к этой мысли.

- Но за двадцать лет можно ведь было решить эту проблему каким-то образом…

- А за все в этой жизни нужно платить: и за то, что имеешь, и за то, что не имеешь. Так жизнь складывалась, и были какие-то критические моменты, когда можно было уйти… Но я чувствовал и продолжаю чувствовать, что, если бы я ушел, для газеты, для коллектива было бы еще хуже, - это одно. Второе: я чувствовал ответственность перед теми людьми, с которыми работаю.

Возглавлять "рупор власти" на протяжении двадцати лет - большое искусство. Это сложный синтез высокого профессионализма и высокой же дипломатии. Юрий Дмитриевич, как показало время, владеет и тем, и другим в совершенстве. Причем 20 лет его редакторства пришлись на непростые, "смутные", как он сам пишет в своих книгах, времена. Здесь в избытке всего: и конец эпохи застоя, и перестройка, и частая, далеко не всегда мирная смена областного руководства…

- Юрий Дмитриевич, как Вам удалось все это пережить в редакторском кресле?

После вопроса он некоторое время молчит, морщит лоб, перекладывает листы бумаги и… выдыхает:

- Не знаю, это невозможно пережить. То, через что я прошел, пережить, наверное, нельзя. Я не знаю, как я это пережил…

А потом начинает вспоминать, разделяя свою "трудную" жизнь на эпизоды. И вот уже воспоминания эти вызывают у самого Ю. Д. улыбку.

Не хочется говорить банальностей, но человек так устроен. Раз пережив и не раз переиграв, пересказав ту или иную ситуацию, мы меняем отношение к ней. Потому что меняется время, меняемся мы сами…

- Обкомом пришел руководить Мещеряков. Он тоже был молодой, мой ровесник, из строителей, я бы даже сказать "бульдозер". Так у нас с ним о-о-о-чень горячие были споры. Я ему: "Почему вы меня учите газету делать?! Почему вы решили, что лучше меня это дело знаете?! Я ведь вас не учу строить! Я лучше знаю, как нужно делать газету! Вообще, когда я был молодым редактором, то пытался перевоспитывать каждого первого секретаря обкома, а когда у меня не получалось, страшно расстраивался по этому поводу… (Смеется). Вот таким я был!

Редактором "Звезды Прииртышья" Юрий Дмитриевич Поминов стал в 1988 году, причем для всех, и для него в первую очередь, это было большой неожиданностью. И не только потому, что на тот момент он являлся самым молодым в Советском Союзе редактором областной партийной газеты! О событиях, предшествующих назначению, он вспоминает с улыбкой.

- Я восемь лет работал корреспондентом в сельхозотделе. Пересидел все мыслимые и немыслимые сроки этого бега по кругу: посевная, уборка, сенокос, зимовка скота и т.д. В конце концов, это стало уже просто невыносимо. Несколько раз пытался уйти собкором в "Казахстанскую правду", я с ними тогда уже сотрудничал. Предложения поступали. Поставил в известность редактора Сергея Павловича Шевченко, что собираюсь уходить. Он стал возражать и заявил, что, мол, имеет на меня виды как на завотдела. Но я твердо помнил наказ моего первого учителя из Железинской "районки" Владимира Мартыновича Калиновского. Он любил говорить: "Смотри, молодь! Нужно расти не по отделам, а по газетам!"

А в редакции в это время разгорелась борьба. Сразу два зама редактора уходили на пенсию. Я в этой борьбе за пост того или иного зама участия не принимал. И тут совершенно неожиданно Сергей Павлович Шевченко пригласил меня к себе домой! И предложил стать его первым замом.

Совершенно неожиданно было только для молодого журналиста. А вот редактор издания уже давно приглядел "работящего и способного".

- Все это происходило в строжайшей тайне. Время было такое …

Главное, что расстраивало и волновало нового первого зама, так это, как люди его примут.

- Я психологически был совсем не готов! И люди были не готовы! Это были очень тяжелые моменты. Помню лежал дома и думал, "как хорошо Побережникову - он на пенсию ушел, вот и мне бы так же на пенсию уйти..."

Ну а потом началась работа, притирка. Сергей Павлович часто отсутствовал, я очень часто исполнял обязанности редактора. Меня знали и в обкоме, и в конторе, С. П. пытался за меня просить, чтоб меня оставили главным, но я сказал: не ходите и не просите за меня, я сработаюсь с любым редактором, у меня нет амбиций. Но кандидатуру мою утвердили, и я стал самым молодым редактором областной партийной газеты во всем Советском Союзе. Мне только что исполнилось 35 лет. По тем временам юноша. Шел 1988 год.
Что мне все-таки помогло выжить? С первых своих редакторских дней, попадая в тупики, и я не знал, как поступить, все свои мысли и сомнения я доверял бумаге, стал вести что-то вроде дневника.
Результатом стали книги, уже написанные и еще находящиеся на кончике пера. "Хроника смутного времени. Часть 2", до этого "Хроника смутного времени", "Живу", "Мои современники", "Между прошлым и будущим", "Блестки" - в них история нашего города, нашей области, нашей страны представлена через судьбы простых казахстанцев, тех, с кем сводила журналистская и редакторская судьба Юрия Поминова.

- Юрий Дмитриевич, яркий случай из редакторской карьеры, когда пришлось отстаивать свое мнение.

- Первый секретарь обкома Мещеряков требовал: "Ты должен задушить неформалов! Их нужно душить в зародыше, пока силу не набрали!" Я пытался его убедить, что другое время наступило, с ними нужно сотрудничать. Опираться можно только на то, что сопротивляется! Война была не на жизнь, а на смерть! Он несколько раз хотел меня снять, а почему не снял - до сих пор не знаю… Но, с другой стороны, наверное, ему импонировала эта моя упертость. Тем не менее на мне был опробован один из действенных способов укрощения непокорных.
Когда Мещеряков увидел, что я не выполняю его задания, меня вызвали на бюро для утверждения моей партийной характеристики. Вызвали на бюро, я стою перед ними, сзади сидят два моих зама и секретарь партийной организации газеты. Их тоже вызвали для острастки, чтоб неповадно было. Зачитывают мою характеристику. Потом начинают задавать вопросы. Каждый из членов бюро мне свою долю яда вылил. Я не понимал, как так можно. Я молодой редактор, весь как на ладони, все мои материалы они читали. Я не мог понять, за что и почему? А, оказывается, это просто был спектакль.

- А Вы верили, что все это искренне?

- Да, конечно, верил! Я думал тогда: ну покритикуйте меня, переубедите! Так нет, они меня просто "мочили". При этом каждый из них должен был выдать мне свою порцию "порки".

- И как же Вы выжили после этой "характеристики"?

- (Долго молчал) Не знаю, не знаю…

- А как семья реагировала, или Вы скрывали?

- Нет, не скроешь настроение. Мать мне тогда сказала: "Не расстраивайся, сынок". И дальше любимую свою присказку: "Не отпадет голова, прирастет борода". Мне с семьей очень повезло. Очень. Моя жена Ольга меня всегда поддерживала. То, что я работаю редактором двадцать лет, - во многом заслуга и моей семьи, она помогла и помогает выстоять. Моя жена - это главный единомышленник, творческий собеседник, ну и критик, конечно, первый.

А что еще помогало? Так мой характер, наверное. Я выслушаю пожелания, но не всегда их выполняю. Так и держу "фигу в кармане".

О своей газете, независимой прессе и доверии читателей

Независимая пресса - это та, от которой ничего не зависит. (Шутка)

- Независимость прессы выражается в том, что разные издания выражают разные точки зрения на одну проблему. А у человека - читателя - есть выбор, какое издание ему читать. У аналитиков есть выбор сравнивать одно СМИ с другим и делать свои собственные выводы. Я согласен, что существуют государственные и негосударственные издания, а независимой прессы в мире не существует. Ближе всего к идеалу общественные ТВ или радио, там, где они есть. И то, независимыми их считать нельзя.

- А ваша газета насколько стала другой с приходом государственной независимости?

- Наша газета государственная, она не может быть иной, чем власть. Какая власть - такая и газета. Газета не может быть благостнее жизни. Какая жизнь - такая и газета. Одной из своих заслуг я считаю, что всегда стремился к финансовой устойчивости издания и к финансовой самостоятельности. И сейчас наша газета - одна из тех, которые финансово самодостаточны. Да, мы получаем деньги под госзаказ, но это не основные средства.

- То есть газета сама себе зарабатывает?

- Да, в этом смысле мы вошли в рыночные отношения и конкурируем на равных со всеми изданиями. Если вы нас по тиражу обходите в городе, то мы вас (частные издания) в селе обходим. По казахстанским меркам из всех областных государственных газет у нас самый большой тираж.
За это время изменился формат газеты, появились новые рубрики, проекты. Мы первыми сделали детскую страницу "Домовенок", и она у нас была самой лучшей, появилась страница "Репортер", мы единственные из газет продолжаем делать страницу читательских писем.

Мы всегда старались делать и делаем газету с "человеческим лицом", которую можно читать всей семьей. От ребенка до пенсионера.

Наша газета самодостаточная, вы там можете получить весь информационный спектр в полном объеме, даже если будете выписывать только ее. Мы, может быть, несколько утратили аналитическую составляющую, в партийные времена она была сильнее, но тогда и уровень журналистики был другой. Однако мы усилили информационную составляющую. Наша газета стабильна. Люди у нас по много лет работают. И молодежь у нас появилась - новая, интересная. Иногда я себе говорю: сколько можно тянуть эту телегу на квадратных колесах? (Смеется).

Но, как в поговорке - "помирать собрался, а рожь сей". Более тяжелые времена пережили, когда концы с концами едва сводили, когда мизерные зарплаты были у журналистов, а теперь - только работай. Стабильные и немаленькие по павлодарским меркам зарплаты. Люди дорожат своим местом, своей работой. Наша газета все равно самая лучшая! Может, это и иллюзия... Но из песни слов не выкинешь, обо всех газетах говорят часто скопом, а есть еще "Звезда Прииртышья" сама по себе.

- А сама профессия журналистика изменилась, жанры сместились?..

- Да сместились.

- С чем это связано?

- Причин много. Во-первых, сейчас рынком востребована новостная журналистика, репортерская. Пришел, увидел, написал. Кто первый, тот и молодец. Рынок - это одна из главных причин.

Вторая причина: молодая поросль журналистов, она не прошла выучку на лучших традициях старой журналистики, когда аналитическая составляющая, нравственная - были очень сильны.

- Почему?

- А это трудно, это требует затрат, усилий. Нужна серьезная работа со словом. А сейчас что делают? Пришел, включил диктофон, потом расшифровал… Знаки препинания не расставят! И в газету. Сейчас журналистом может быть всякий.

Дальше. В пору перестройки журналистика пользовалась невероятной популярностью. Многие журналисты тогда подались во власть. Все "ВИДовцы" - помните программу "Взгляд"? - подались в депутаты, во власть. А это не дело журналистов! Сегодня у читателей доверие к прессе подорвано неимоверно. Качество журналистики упало. Журналисты перестали заниматься своим делом! Старая журналистика ушла, а новая стала зарождаться на новых принципах: за сто долларов я такого никогда не напишу, а за тысячу - пожалуйста. У меня куча домашних проблем, которые я должен решать. В этом, конечно, повинен и рынок, и все мы. Все продается и покупается, в том числе и слово. Должно пройти время, чтобы все отстоялось и выкристаллизовалось - в том числе и журналистика.

Какой она станет в будущем - настоящей четвертой властью или перейдет из второй древнейшей профессии в первую, - это зависит и от нас с вами - тех, кто в ней сейчас работает.
  • Опубликовано: admin
  • 17-06-2015, 15:29
Комментарии (0)
Комментарии

Информация

Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 35 дней со дня публикации.